Роберт Кочарян считает поражение во второй арцахской войне спланированным делом

АрмИнфо. Мы не должны были так проиграть в этой войне, мы вообще не должны были понести поражение, считает второй президент Армении Роберт Кочарян.   Так, второй президент РА, в ходе сегодняшней встречи со своими сторонниками, касаясь...

Роберт Кочарян считает поражение во второй арцахской войне спланированным делом

АрмИнфо. Мы не должны были так проиграть в этой войне, мы вообще не должны были понести поражение, считает второй президент Армении Роберт Кочарян.

 

Так, второй президент РА, в ходе сегодняшней встречи со своими сторонниками, касаясь причин сокрушительного поражения во второй арцахской войне, отметил, что уже неоднократно говорил о том, что уже на 3-4 день войны он видел очевидность тех проблем, с которыми столкнулась армянская сторона.

 

“Самая большая проблема в том, что государство не взяло на себя груз управления этой войной. Никакая армия не может вести боевые действия более одной недели. При военных действиях подобного масштаба, обычно расчёт состоит в том, что армия будет держаться от 5 до 7 дней, а затем начнется пополнение ее рядов. Самая большая проблема заключалась именно в этом. Армия взяла на себя первый удар, но для продолжения боевых действий должны были начаться другие процессы – работа тыла, государства, общая мобилизация, пополнение ВС и правильное управление мобилизационным ресурсом”, - сказал Кочарян, констатировав, что всего этого не произошло.

 

По его словам, именно поэтому, первые 4-5 дней положение армянской стороны было не очень плачевным, лишь 3-4 км на юге был прорыв противником линии фронта в 14 км, и на севере – на 5-километровом участке продвинулись.

 

Кочарян подчеркнул, что после этого, государство всей своей мощью должно было вступить в игру, но не вступило. По его словам, именно с этого началось отступление уже по другим направлениям. При этом второй президент РА отметил, что именно поэтому он разочарован, и у него нет ответов на множество вопросов.

 

“Ответы на эти вопросы мы получим после 21 июня, а до этого ожидать не стоит. Мы должны понять, что еще есть под заявлением генералитета Генштаба Армении”, - сказал он, добавив, что «когда читаешь это заявление, складывается впечатление, что им еще есть много чего сказать и нужно понять, что». “У меня впечатление, что это спланированное поражение. Нужно понять мотивацию, кто ее планировал и кто реализовал”, - сказал Кочарян.

 

Коснувшись вопроса возвращения военнопленных из азербайджанского плена, второй президент Армении выразил убеждение, что для их возвращения необходимо увеличить давление на Азербайджан. Он добавил, что пленных сложно долго держать, поскольку страна находится под постоянным давлением. Он напомнил, что в ходе первой войны, у армянской стороны было около 130-140 пленных, и не то, что было в удовольствие их содержать, поскольку давление было сильным.

 

“Армения должна использовать свой весь дипломатический потенциал, чтобы увеличить давление со стороны международных структур и различных стран на Азербайджан”, - сказал Кочарян, добавив, что тогда для избавления от лишней головной боли вопрос будет решен.

 

Однако, по его словам, если это будет делаться теми темпами, которыми сейчас армянская сторона делает, то это может длиться годы. По его словам, должна начаться большая кампания в этом направлении.

 

“У меня складывается впечатление, что они еще чего-то ждут от  нашего государства, поэтому продолжают удерживать военнопленных, иначе смысла нет, поскольку это сказывается на имидже государства”, - сказал он, предположив, что вопрос может быть связан с Севером, где есть некоторые анклавы, или коридор через Сюник, или со строительством участка дороги Красный Базар - Шуши в Арцахе, или же с вопросом, связанный со статусом Армии обороны НКР.

 

Кочарян констатировал,  что у Азербайджана есть ожидания как минимум по 4 серьезным вопросам, для достижения которых им кажется, что можно использовать фактор пленных. “Мы не должны позволить, чтобы вопрос пленных стал предметом торга, в том числе по территориальным вопросам. Это плохо в первую очередь для самих пленных. Нужно увеличить давление и вынудить вернуть людей. Но, когда ты всё обнулил и нет инструментов - это сложно. В целом, это сложный вопрос во всех смыслах”, - заключил Кочарян.